Повторять то, что постоянно обсуждают СМИ, говоря об убийстве трех российских журналистов, нет смысла. Читающая публика все это хорошо знает. Однако есть обстоятельства, о которых известно гораздо меньше, но которые могут оказаться важными.

Центральноафриканская республика место, безусловно, крайне опасное. Там идет война всех против всех. Жертвы исчисляются многими тысячами. Но вопрос: сколько в ЦАР погибло иностранных журналистов в 1990-2018 годах? Ответ: один, точнее – одна. В 2014 году была убита французская журналистка Камилла Лепаж (Camille Lepage). По крайней мере, о других погибших там журналистах международному Комитету защиты журналистов ничего не было известно вплоть до гибели трех российских коллег [i]. Госдеп США официально предупреждает американских граждан, что в ЦАР людей с европейской внешностью нередко берут в заложники или грабят. Однако "преступники обычно не убивают свои жертвы, хотя применение силы или угрозы такого применения не являются чем-то необычным" [ii]. Иными словами, убийство российских журналистов выходит за рамки обычного модус вивенди центральноафриканских бандитов.

О том, что Россия содействует правительству ЦАР в области безопасности и имеет с ним договоренности относительно разведки и добычи полезных ископаемых, хорошо известно. Менее известно, что российские официальные лица встречаются и ведут переговоры с лидерами противостоящих правительству группировок. Журнал "Jeune Afrique" писал, что 29 марта 2018 года Мишель Джитодиа, бывший президент ЦАР и лидер "Селеки", захватившей в начале этого десятилетия власть в стране, встречался в Котону, столице Бенина, с тремя представителями российского правительства. Речь шла о доступе к месторождениям платины и ртути в районах, находящихся вне контроля правительства. В январе 2018 года этот же сюжет обсуждался в Хартуме российскими эмиссарами с главарями организаций, на которые несколько лет назад распалась "Селека": Али Дарасса и Нуреддином Адамом [iii].

Три момента заслуживают особого внимания.

Первый, с лидерами противостоящих официальным властям ЦАР мусульманских группировок террористического толка, именно такой была "Селека", ведут переговоры представители не Евгения Пригожина, а российского правительства.

Второй, Мишель Джотодиа до сих пор является весьма влиятельной персоной в этом районе Африки. Его биография любопытна: он десять лет жил в СССР, окончил Университет имени Лумумбы, был женат на русской девице. Иными словами, его связи с Россией разнообразны и имеют глубокие корни.

И третий: хотя официально в ЦАР действуют всего 175 российских военных и гражданских лиц, занимающихся обучением местного спецназа, на самом деле в стране находятся чуть ли не 1400 российских граждан, связанных с охранной фирмой Sewa Security Services и горнорудной компанией Lobaye Gold [iv].

Похоже, что информация, которую скрывают российские власти, относится к контактам не с правительством, а с оппозиционными группировками, контролирующими территории, где находятся крупные месторождения алмазов, золота, платины и так далее. И не случайно. Возникает, например, вопрос: что обещали или могли обещать российские представители вождям группировок бывшей "Селеки" в обмен на разрешение добывать полезные ископаемые на их территориях? Это, разумеется, не известно. Заметим, что такого рода группировки особенно заинтересованы в оружии. А поставка им его – серьезное международное преступление. Все это, разумеется, лишь вопросы. Но ведь Орахан Джемаль и его коллеги двигались именно к тому району, где действует группировка Нуреддина Адама, и там могли случайно узнать нечто такое, что Москва действительно хотела бы скрыть, если не от вражеских разведок, то, по крайней мере, от мирового общественного мнения.

Есть еще один вопрос: что, собственно, такое частная военная компания "Вагнера"? Точнее, может ли быть в России "частная военная компания"? Ведь это военная организация, располагающая несколькими тысячами хорошо подготовленных боевиков (иным образом их назвать невозможно), имеющая доступ к вооружению и военной технике. Российская власть крайне подозрительна, никому, по сути дела, не доверяет. Трудно предположить, что она может позволить такой силе находится в частных руках. А если кому-нибудь из руководства "Вагнера" придет в голову захватить телецентр или, упаси боже, правительственную резиденцию? Хлопот не оберешься. Поэтому, было бы логично предположить, что ЧВК "Вагнер" не более, чем законспирированное подразделение какого-то силового ведомства, комплектуемое из наемников. Оплачивает наемников Пригожин, а может быть и другие олигархи, но действуют они только и исключительно в интересах правительства. О каком силовом ведомстве может идти речь? Поскольку в начале года в Сирии американцы уничтожили чуть ли не 200 "вагнеровцев", а армейское командование тогда палец о палец не ударило. Видимо, к военной разведке "Вагнер" отношения не имеет. Остаются Национальная гвардия, ФСБ или Служба безопасности президента. А раз так, то за "Вагнером", что в Сирии, что на Донбассе, что в Африке стоят намного более серьезные люди, чем "повар-патриот", хотя он и обслуживает кремлевские мероприятия.

[i] Journalists killed in Central African Republic since 1992. СРJ Committee to protect journalists. -  https://cpj.org/africa/central-african-republic/

[ii] Central African Republic 2017 Crime & Safety Report. Department of State. - https://www.osac.gov/Pages/ ContentReportDetails.aspx?cid=21447

[iii] Centrafrique : Moscou sollicite l’ex-Séléka via Michel Djotodia. Jeune Afrique. 4 avril 2018. - http://www.jeuneafrique.com/mag/547435/politique/centrafrique-moscou-sollicite-lex-seleka-via-michel-djotodia/

[iv] Centrafrique : Au porte du Tchad, Bangui flirte avec les veillées expansionnistes de Poutine. Le Tchadanthropus-Tribune.15 May 2018. - http://www.letchadanthropus-tribune.com/tchad-centrafrique-au-porte-du-tchad-bangui-flirte-avec-les-veillees-expansionnistes-de-poutine/

Юрий Федоров